любимый досуг

Небесная Иоланта

В пасхальное Воскресенье москвичам был преподнесен подарок. Валерий #Гергиев, неподражаемый, гениальный музыкант, привез нам Иоланту в концертном исполнении. Что это была за #Иоланта!!! #Опера небольшая, вроде бы и развернуться негде, но исполнили ее божественно. Причем с самого первого звука. Сразу после увертюры друг с другом нежно разговаривали арфа и первая скрипка - ну как же было прекрасно! волшебные переливы арфы и скрипичные нежные интонации! Ясно было, что будет волшебство, в котором замешана женщина. :)) Инна Чурилова - Иоланта пела очень приятно и нежно, но когда на сцену вышел ее отец - Рене (Станислав #Трофимов), то все прелестные интонации ее небольшого в общем-то голоса померкли перед мощным и выразительным басом нового персонажа. Сказать, что он пел хорошо - значит не сказать ничего. Он пел удивительно! вроде бы довольно глубокий бас, густой, с шаляпинским привкусом тембр, но какой гибкий и точный! Такое ощущение, что на сцене тенор - такие белькантовые дивные интонации он выдавал! И при этом - густые сочные бархатные низы. Публику он потряс так, что она закричала Браво и захлопала, не дожидаясь окончания оркестровой коды.  Этот бас уже сейчас, при своей молодости, поет уже по всему миру, и дальше будет больше. Алексей #Марков предсказуемо спел хит Роберта (Кто мо-о-ожет сравниться с Матильдой моей! - кто забыл), он его очень хорошо и благородно поет, это его коронная партия. Но публика реагировала гораздо скромнее, чем на Трофимова. Роман #Бурденко отлично спел врача. Здесь прямо не знаешь кого и выделить - настолко все были хороши. Водемон-Агаджанян разве что пел очень неровно в звуковедении.
Гергиев играл, не останавливаясь ни на секунду, поэтому хлопали прямо во время исполнения, желая выказать благодарность певцам. И было за что. #Оркестр Гергиева отличается удивительной корректностью, это именно аккомпанирующий (в данном случае) оркестр. Ну и настолько талантливо и незаметно снимать звук после мощнейших тутти - причем буквально на двух нотах - это может делать только Маэстро. Аккомпанемент был прелестен - выразителен во всех номерах (сольного оркестра в этой опере почти нет, кроме небольшого вступления), он был ненавязчив, но при этом отлично слышен и ярок.  Овация была нескончаемой: в общем, ясно стало окончательно, кто у нас в опере первый.

любимый досуг

Тристан и Изольда в Новой опере в Москве.

Гениальная #опера Рихарда Вагнера. Настолько гениальна и одновременно сложна, что артисты боятся ее петь, а театры - ставить. В Новой опере не испугались. Надо сказать, что шли мы с некоторой опаской... все же #ТРИСТАН... Дирижировал Василий #Валитов. Пели: Тристан - Вениамин Егоров, Изольда - Елена Поповская, Брангена - Анастасия Бибичева, Король Марк - Виталий Ефанов, Курвенал - Артем Гарнов. Состав мне был совершенно неизвестен, оно и к лучшему - не было завышенных ожиданий.
Прелюд прозвучал замечательно - чувствовался настоящий океан, предвестник океана страсти, но все же не такой, как в этом ролике Паппано. У Паппано - буря, цунами, ураган, а у Валитова - спокойные, мощные валы. Но впечатлило, сыграно было динамично и красиво. Здесь даже медь была приличной. На сцене занавес также изображал бесконечное море, что было кстати. Хорошо было бы, чтобы он еще и шевелился, чтобы было какое-то движение, но с ним в постановке была явная напряженка.
Две дамы - #Изольда и Брангена пели хорошо, но чуть жестко на верхах, что обычно для вагнеровских голосов. Изольда так вообще о-о-очень понравилась! Она единственная из всех еще и играла - двигалась, помогала себе не только голосом, но и жестом, пластикой и мимикой. Отличная Изольда. Таким же отличным, но только по голосу, был король Марк. Свой длиннющий монолог он исполнил не моргнув глазом, очень  ярким и свежим басом, хотя к басу эти определения как будто не подходят. Тристан пел очень неровно. Провалив первый акт, он распелся во втором, и стало звучать не плохо, а в отдельных моментах просто хорошо.   Но голос временами качался. Партия очень сложная, поэтому артиста можно понять и простить.
#Оркестр вел партитуру очень динамично, сбалансированно: дело портили лишь медные. Ну это в наших оркестрах обычная вещь. Хрипели, сипели, киксовали в общем. Зато струнные были на высоте - и прямо взлетали в небо, создавая ту неповторимую атмосферу воздушности, гармонии и красоты, которая так характерна для музыки Вагнера. Этой музыкальной гармонии совершенно не соответствовало происходящее на сцене. Кроме Изольды все артисты почти не двигались, или двигались мало; декорации были статичны (это при возможностях-то Новой оперы!), на сцене, кроме занавеса с морем, задника со звездным небом и деревянного топчана ничего не было. Мини-минимализм. Традиционно весь спектакль идет на темной сцене, это уж так, верно, сложилось, Ночь у Вагнера - персонаж действа, символ Любви и Жизни, тогда как День - символ Смерти, Небытия. Находкой были лишь красные блики (бумажки?), пробежавшие по выпившим любовного зелья героям - это из зала смотрелось, как охватившее их огненное пламя, и это было здорово - ясно что с ними что-то произошло, что-то такое, что все изменит кардинальным образом.  В общем и целом, спектакль все же получился. Тем более, по  почти полному отсутствию Вагнера на московских сценах. И хотя опера очень длинная - с двумя перерывами, около 5 часов - скучно не было ни минуточки.



<iframe width="490" height="370" src="https://www.youtube.com/embed/74qIpcKppOw" fra
meborder="0" allowfullscreen="allowfullscreen" data-link="
любимый досуг

Василий Петренко в БЗК

Да, хотя в этот вечер был и солист — Дмитрий Маслеев, но концерт можно с полным правом завать именем Василия Петренко, т.к. он был настоящим его героем. Концерт проходил в Большом зале консерватории 25-го декабря, прямо в католическо-протестантское (и присоединившихся православных) Рождество, в холле стояла огромная украшенная по нашему обычаю, разноцветно, елка, все были нарядные и красивые. Программа — 2-й концерт Рахманинова (куда же без него!) и Шехеразада Римского-Корсакова.
Начали великолепно, но было полное ощущение, что Василий забыл о том, что за спиной у него рояль с солистом. У Дмитрия Маслеева были слышны только первые аккорды, а потом он куда-то потерялся. За полновесным, шикарным, переливчатым оркестровым тутти "жалкий" рояль исчез. Появился он только в конце финала, и то ненадолго, последние строки концерта опять были без него. В общем, пианисту не хватало звука, фразировки (то, что было слышно, было маловыразительно), интонационного богатства. Что у него хорошо? Когда слышно кантилену, рахманиновскую "капель", то завораживает. Но форте и тем более фортиссимо очень бедненькие, прямо ощущение, что играют на чем-то кабинетном, а не на концертном консерваторском Стейнвее. Он ведь в других руках как орган гудит.
Петренко, отыграв вторым номером (а на самом деле, первым - так, как будто рахманиновский шедевр называется концерт для оркестра с ф-но), взялся за Шехеразаду. Здесь мы побывали в море, на корабле Синдбада, потанцевали восточные танцы, помаршировали даже. Маэстро был непередаваем: когда началось море, перед глазами встал Айвазовский: первый план - нежные, переливающиеся струйки, второй - огромные мощные валы, третий - небо, сливающееся со свинцовым морем. У него все это звучало параллельно, не мешая друг другу, как на картине. Среди этого богатства вдруг возникала дивная скрипка Гиршенко (Петренко в своем интервью в Энигме на канале Культура еще жаловался на наших концертмейстеров, что они-де слишком самостоятельные и независимые - да где он еще такого концертмейстера найдет!!!), изумительно рисовали свои запоминающиеся фразочки флейта, гобой, фагот, так, между прочим, перекликаясь между собой, глухо гудели литавры. Редкое, но веское слово  вставлял Большой барабан, так и хочется его написать с Большой буквы. Музыкант был небольшого роста, и сначала показалось, что он бухает в него сидя. Но нет, все было, как нужно, впечатлили все ударники. А как нежно и призывно пели виолончели с альтами! В конце действительно зазвучал марш "темной силы", никогда такого раньше в Шехеразаде не слышала, так его не играют. Но было красиво по контрасту с остальным восточным теплым флером. В общем, Василий Петренко порадовал в очередной раз, слава Богу. Слава Богу, потому что в новом нашем зале Филармония-2 он месяц назад играл с подзвучкой и ничего не было слышно, кроме скрипачей. Ну и программа - запиленная донельзя сюита из Арлезианки Бизе и очень редко (чтобы не сказать большего) у нас исполняемый, не знакомый публике Дон Жуан Р. Штрауса. Был хорош только все тот же 2-й Рахманинова, потому что его исполнял Березовский с артистизмом и тем самым мощным звуком, которого так не хватало Маслееву. Арлезианке кричали браво-бис, после Дон Жуана скромно и сдержанно похлопали. Зато вчера был подъем, была овация, но маэстро устал, что и понятно при таком накале чувств. Побольше бы приезжал к нам! Никогда не жалею, что артист уехал за рубеж - много причин было в 90-е - нулевые годы для этого, но всегда жалею, когда в гастрольных турах нас обходят стороной. Но сейчас, когда Юровский сделал его главным приглашенным дирижером Госоркестра, будем надеяться на частые встречи с маэстро!!!
любимый досуг

Золото Рейна в Москве

Наконец-то великолепная Мариинка привезла к нам Вагнера! Золото Рейна — пролог к трилогии "Кольцо нибелунгов", самую короткую оперу Вагнера, короткую — потому что это пролог. 3 часа всего, но без перерыва. Исполнялась в Концертном зале Чайковского, который, как мне кажется, является идеалом зала именно для вагнеровской музыки. Для начала — афиша: За пультом — Валерий Гергиев. Оркестр  Мариинского театра (новый состав).

Евгений Никитин (бас) - Вотан
Владислав Сулимский (баритон) - Альберих
Михаил Векуа (тенор) - Логе
Жанна Домбровская (сопрано) - дочь Рейна
Юлия Маточкина (меццо-сопрано) - дочь Рейна
Екатерина Сергеева (меццо-сопрано) - дочь Рейна
Андрей Попов (тенор) - Миме
Анна Кикнадзе (меццо-сопрано) - Эрда
Павел Шмулевич (бас) - Фазольт
Юрий Воробьёв (бас) - Фафнер
Екатерина Семенчук (сопрано) - Фрика
Илья Банник (бас) - Доннер
Дмитрий Воропаев (тенор) - Фро
Оксана Шилова (сопрано) - Фрейя.
И оркестр заиграл. Некоторым не хватило звука в водах Рейна, что ж, многие дирижеры играют этот начальный фрагмент более экспрессивно и ярко. Но Гергиев выбрал другой звук - мягкий, струящийся, умиротворяющий, и вероятно у него на это полное право. Тематика оперы и развивается - от теплых нежных струй до победительного шествия на Валгаллу. Да, Тилеманн играет по другому, Баренбойм - тоже. Но и эти "Воды" были водами и погружали нас в глубину эолотистого мрака. Пение дочерей Рейна - сложнейшего ансамбля - было безупречно слаженным и вокально убедительным. Они кокетливо играли, переговариваясь между собой,  завлекая своими чарами Альбериха. Сулимский пел мощно, ярко и сумрачно. Настоящий Альберих - маленький злой гном - когда узнала, что это его первое исполнение Вагнера, то удивлению не было предела. Это было совершенно зрелое, мастерское пение Вагнера! Даже маститый вагнерианец Евгений Никитин-Вотан, уверенный в себе и харизматичный, распелся не сразу и поначалу ему проигрывал. Также для меня неожиданна была и Екатерина Семенчук в роли Фрики. Как-то не думала, что с ее кантиленным и лиричным меццо можно так ярко и сочно петь вагнеровские партии. Звучала превосходно, особенно в диалогах с Никитиным.
Получалось совершенно все. Оркестр - ну может и не дотягивал до старого Мариинского, все же состав-то новый, но играл красочно. Особенно хороши были медные - настолько разнообразная палитра, что некоторые инструменты было не узнать. И не только "вагнеровские" тубы. Ударники у Гергиева хороши. Может, хотелось бы поярче струнную группу. но все идеально не бывает. Вот ее, т.е. струнной группы, и не хватало в Водах Рейна.
Артисты - понравились почти все, в любом случае, это очень высокий уровень. Достаточно послушать последние варианты байройтского Золота, чтобы понять, с чем имеем дело.
Каждый раз радуюсь за нашего московского Векуа, которого здесь, в Музыкальном, приходилось в свое время не раз слышать в итальянских партиях, где он по определению проигрывал другим тенорам. Природа голоса у него другая. В Вагнере он просто нашел себя - ну это не новость, конечно. Просто впервые слушала его в Кольце вживую. Отличный Логе! Остальные партии не явились открытием, но спеты были добротно и артистично. Особенно хорош был Попов в совсем небольшой роли Миме. Просто класс! почаще бы такие оперы привозили. Особенно на фоне московского безвагнерья. Да, еще: все создавали замечательные образы - без костюмов, без сценического пространства, даже просто сидя на стульях. Это - высший пилотаж! У Оксаны Шиловой было несколько фраз всего (партия Фрейи - там не разгонишься), Но эти фразы запоминаются и слушаются совершенно по-новому. Апофеоз в Шествии - это настоящее торжество гармонии и красоты. Браво! Ждем следующих приездов маэстро с Вагнером.

любимый досуг

Тут о новом лондонском Отелло.

http://ivlae.livejournal.com/320647.html
Если коротко, то очень неоднозначное впечатление. Оркестр везде почти пережимал, на мой вкус, нюансов не было. Актеры вслед за идеями режиссера и дирижера пережимали тоже. Поэтому история не трогала, не завораживала. Вокал - очень под вопросом. Слышали и лучше варианты. https://yadi.sk/d/WB0sFOvT3Khrzm Это для тех, кто еще не видел. Если еще доступно. Трансляция была просто провальной. По логике, и за эту надо сказать спасибо, но язык не поворачивается, настолько она мешала вникнуть в оперу.

любимый досуг

Похищение из сераля в Глайндборне

Вчера по ТВ была недурная #опера, записанная на фестивале в Глайндборне в 2015 г. #Моцарт, #Похищение из сераля. Постановка вполне традиционная, ставил #Мак-Викар, которого многие недолюбливают из-за его консерватизма и даже называют ретроградом. Постановки, стало быть, у него костюмные, исторические - и довольно красивые. Но эту оперу очень трудно представить себе в актуализированным, как сейчас модно (герои в костюмной паре, а дамы - в платьях-карандаш) виде, т.к. опера эта очень специфическая, так сказать, дитя своего времени. У Моцарта такая одна - но она оказала влияние на всю немецкую оперу, через Бетховена (Фиделио) даже на Вагнера (Нюрнбергские мейстерзингеры).
Моцарт писал ее в 26 лет, в самый счастливый период своей жизни, когда он был влюблен в Констанцию Вебер, ставшую через 3 недели после премьеры Похищения его женой. Это безоглядное счастье и безоблачное время в полной мере отразилось в музыке - она радостна, прекрасна и гармонична. У Моцарта одна одна такая - в духе и традиции зингшпиля (народной оперы, буквально #singspiel переводится как вокальная пьеса, или пьеса для пения), на родном языке (в то время оперы писались только на итальянском), с многочисленными шутками и даже буффонадой (на ярмарках, где игрались зингшпили, это только приветствовалось и комментировалось прямо из толпы, а то завязывались и шутливые разговоры с артистами), с диалогами (ну как в оперетте: в опере, как правило, их не бывает, только речитативы, т.е. под аккомпанемент клавесина, либо рояля). Одна из главных ролей в Похищении - паши Селима - вообще без вокала, только разговор один.
Главные действующие лица - две влюбленных пары (ну, как и почти везде у Моцарта), разлученные по воле судьбы. Одна пара - знатные дворяне, другая - их слуги (вспоминаем Свадьбу Фигаро). Девушки попадают в плен к турецкому паше (Вена в 18 в. заболела всем турецким, это даже в музыке слышно - стали вводится разные восточные, небывалые инструменты - литавры, тарелки, колокольчики и пр.). Моцарт тоже отдает дань этой болезни.
Турецкий паша благороден - он не желает пользоваться своей тотальной властью над девушкой, и пытается завоевать ее сочувствие и любовь. Это ему почти удается, однако, когда дело уже на мази, появляются наконец-то отыскавшие своих невест женихи, они встречаются с девушками и пытаются бежать с ними. Но это не удается, их ловят и отводят к паше. По пути выясняется, что отец дворянина-жениха когда-то прогнал этого пашу из его родного города, и паша угрожает всем пленникам смертью. Идальго на коленях умоляет его о пощаде. Когда он умоляет и просит прощения за поступок своего отца, все присутствующие очень проникаются сочувствием к нему и его невесте. В итоге паша прощает всех и отпускает их на свободу, подавая пример великодушия и не желая помнить зла. Вот такая незамысловатая опера - ни о чем. Ну она такой и должна быть - все перемежается шутками, взаимными подколами, разными смешными и дурацкими ситуациями, которые артисты изображают с большим воодушевлением.
Музыка прелестна, она вся пропитана солнцем и радостью. Пели тоже хорошо, мне понравились все, особенно хорош был тенор (на фоне полного современного безтенорья, то есть, тенора, конечно, есть, но их безобразно мало, а хороших - единицы). Это - Эдгарас #Монтвидас, которого слышала первый раз. Певец из Литвы, учившийся в оперной программе молодых певцов в ROH. Очень здорово звучал во всех регистрах - ровно, наполненный звук, безупречное легато. Ну и если говорить о моцартовских бесконечных украшениях - трелях, форшлагах и прочей технической ерунде, которую так трудно петь - то исполнял он все это играючи. Прямо не помню, когда и слышала такого Моцарта. Все-таки труден он для пения. Девочки были изящны, симпатичны и с небольшими, но очень милыми голосами. Роль субретки безусловно удалась - такая игривая, смелая немного грубоватая барышня, которая за словом не постоит и за ним в карман не полезет - а к мужчинам относится, как к объектам, иногда достойным небрежного внимания. В отличие от своей госпожи, для которой любовь - дело не шутливое, а вполне серьезное. Давно в каком-то спектакле служанку отлично пела и играла Ольга Перетятько, в компании со своей госпожой - Дианой Дамрау. Но это было в каком-то очень серьезном театре Германии. Здесь же голоса попроще, поменьше - ну что же, и на том спасибо.
любимый досуг

Юровский с Госоркестром играют Малера и Вагнера

15 июня Госоркестр под управлением Юровского играл Вагнера и Малера в КЗЧ. Концерт был заявлен как просветительский, с комментариями маэстро. Пошли послушать Вагнера в хорошем или даже отличном исполнении, которого у нас играют не часто. Но главным героем вечера стал Густав Малер, что и понятно, т.к. увертюра к Майстерзингерам длится 10 мин. а 7-я симфония - час 10 мин. Но совершенно неожиданной была музыковедческая лекция на 2 (!) часа. Лекция отличная, с серьезной подготовкой: маэстро Юровский не только рассказывал о написании 7-й и ее музыке, но и принес целую стопку листов с выписками из исторических источников - писем, дневников, стихов и пр. Это здорово, но все же это - самостоятельный жанр! в качестве вступления к концерту это слишком. Причем музыканты во время лекции не только сидели на сцене, но должны были иллюстрировать отдельными фрагментами лекцию дирижера. Да, мы узнали из какой музыки состоят части симфонии, как звучат коровьи колокольчики и Хорн-тенор, как использовал Малер мандолину и гитару. Но к концу отделения музыканты подустали, и, блестяще сыграв увертюру Вагнера, во втором отделении растеряли весь кураж. Медь нещадно фальшивила, что в Госоркестре - большая редкость, коллектив-то отличный. Но по версии Юровского эта симфония отразила душевный кризис композитора, начавшийся с недопонимания с красавицей Альмой. Жена не понимала его, он не совсем понимал жену, отсюда и родилась симфония. Так ли это было - Бог весть, но симфония удивительно гармонична. В другом исполнении. У Юровского получился вопль, с маршевым аккомпанементом. Там где у тонкого Малера только издали звучащий ностальгический духовой оркестр, у маэстро - топот по мостовой. Там где нежный вальсочек - Вальпургиева ночь. Но он так это и видит.
Зато как прозвучала увертюра! Прямо ощутили себя на празднике в Нюрнберге, так ясно, радостно и мажорно ее сыграли. Браво! Неплохо игранная в прошлом году она же в спектакле Баварской Штатсопер, все же показалась ее бедной, наивной сестричкой.
любимый досуг

страсти вокруг венской Тоски

В Вене с Тоской творится что-то невообразимое. Прямо настоящий детектив, да еще во многих сериях. В прошлом году после нашумевшей и великолепной серии (если бы не была она так хороша, то и никто и не заметил бы всего происшедшего) с Анжелой Георгиу, Йонасом Кауфманном и Брином Терфелем страсти накалились так, как и на сцене, что в этом году на три майских спектакля билеты купить можно было вдвое или даже втрое против номинала. Сам театр неизменно отвечал отказами на все запросы. Интрига состояла в том, что на втором спектакле 2016 г., который, кстати, транслировался в стриме, #Кауфманн после 15-минутной овации, вынужден был, как и в первом, бисировать хит третьего акта. Долго-долго переглядывались они с дирижером, но в зале был вихрь, поэтому выхода не было. После него, как известно, на сцене (в тюрьме) появляется Тоска. Но здесь...Тоска не появилась. Музыка играла дальше, ее все не было. Наконец, дирижер остановился, почувствовав неладное. #Каварадосси встал со скамеечки, спросил по-итальянски, вернее пропел, "куда же делось сопрано?", потом извинился перед зрителями, а дирижер начал фрагмент сначала. Наконец, Георгиу появилась, упала в объятия любимого, и все пошло своим чередом. Надо сказать, что все, что она в этой опере делала, было очень убедительно, вплоть до сложнейшей сцены со #Скарпиа. При этом постановка была совершенно классической и традиционной. Необыкновенно хороши были ее костюмы - цвет, ткани: в первом акте - длинный пунцовый шлейф на кремовом платье, в финале - фиолетовый плащ на изумрудном. И концертное платье (она по сюжету участвует в празднике по случаю победы над Наполеоном) - черно-желтое, с тем самым легким палантином, который в момент смерти намертво сжимает в своей руке Скарпиа. Дуэт первого акта был необыкновенно хорош - это были два влюбленных человека, любующихся друг другом, временами подтрунивающими над собой и другом-подругой, временами охваченные порывами чувства. Надо было видеть, с каким удовольствием они слушали друг друга! Было видно, что пение партнера доставляет истинное удовольствие другому. #Лопес-Кобос очень тонко и грамотно вел оркестр: все вовремя, все красиво фразировано, замечателен баланс всех групп оркестра и певцов, в общем настоящий профессионал. Голоса артистов парили над сценой, зал слушал, затаив дыхание. Первая же ария Каварадосси вызвала шквал оваций. Народ неиствовал.
Второй акт - акт Скарпиа. Брин Терфель, считаю, непревзойденный Скарпиа. Столько в нем цинизма, властности, столько звериного, вся повадка - все полностью соответствует образу. Пение - мощное, очень красочное, вся палитра оттенков у него играет - от кошачьего пианиссимо до громоподобного форте. Все ярко, все правдиво. Видно, что Тоска раздражает его чувственность своей непокорностью и бесстрашием. Ну, и поскольку #Анджела Георгиу красивая женщина - то еще и красотой. Почему-то здесь сразу ясно, что он погубит Каварадосси. В других спектаклях это не так очевидно. На знаменитом Виктория, Виктория! у Кауфманна несколько закачался голос, но в целом прозвучало мощно. В третьем акте, кроме вышеупомянутого хита, все было убедительно сыграно. Ясно, что Тоска считает спасение любимого делом времени, и так же ясно, что он убежден, что залп, о котором она так мило сообщает ему, будет для него смертью. Он боится расстроить любимую своим предчувствием, и собственно, весь его пыл направлен на то, чтобы #Тоска не почувствовала это предвидение близкого конца. Пересмотрела 5-6 разных финалов Тоски, ничего подобного не увидела, во всяком случае, такой актерской игры, как у Кауфманна. Тут ясно, что художник обречен, несмотря на вырванное у Скарпиа разрешение, несмотря на милый щебет Тоски, несмотря на все договоренности. Овация зала была единодушной. Аплодировали всем, артисты выходили и выходили на поклоны. Видно было, что и они довольны спектаклем, несмотря ни на что.
После случившегося, в этом году атмосфера перед серией была напряженной. И действительно, репетиции шли своим чередом, но вдруг в день первого спектакля Георгиу отказывается петь, сославшись на простуду. Все бывает, конечно, но слухи ходили самые разные. И характер дивы этому много способствовал. Поставили Мартину #Серафин. Сказать, что внешне это совсем не Георгиу, значит ничего не сказать. Движение, жесты, пластика, - ну все не то. На диву не похожа. Нет того шика, высокомерия, если угодно, повадки, осанки. Все гораздо проще. Ну и внешне - не Георгиу, однако. Пела Серафин прилично, но как-то очень одной краской, а именно, зычной. Лирики не было совсем. Для Тоски это определенно мало, все же там много лиричных моментов. Тоску петь сложно, все хиты у мужчин, ну хоть в ансамблях бы блеснула. Нет, не вышло. Скарпиа вообще получился никакой. После Брина его и не заметишь, так он спокоен и выдержан. Но зато - после биса Кауфманна партнерша вышла вовремя, и вообще все шло по плану. Так и дотянули спокойно до конца, безо всякой страсти... В конце бедная Мартина не спрыгнула с башни, как полагалось, а спустилась вниз, видимо, по ступенечкам (в 2015 году, она, прыгнув на этой же сцене, сломала себе ногу и ее увезли на скорой!). Третий спектакль серии играл уже #Антоненко - #Кауфманн тоже заболел, видимо, заразился от Георгиу. Но это спектакль не транслировали, поэтому, как он прошел, не знаю. На следующий год будет ли Тоска в Вене и с кем? Интрига сохраняется.
любимый досуг

Трансляция #Евгения Онегина из #Метрополитен #оперы.

На трансляцию в кинотеатр шли с некоторым опасением: Онегина должен был петь Хворостовский, совершенно безупречная его роль, но он ведь болеет, заменили Петером Маттеи. Маттеи спел много ролей по всему миру, были удачи, были не очень, лучшая, на мой вкус - Амфортас в метовском же Парсифале 2013 года. Был великолепен, голос звучал отлично, получалось все, даже совершенно идиотский образ измученного, замучавшего себя и близких и бессильного человека. Играл в свое время эту роль отлично Хэмпсон, но он пел хуже, а здесь как-то все сошлось. Ну та постановка вообще была эталонной, художник там был дивный. Невозможно забыть это небо, которое играет главную роль в спектакле - грозовое, пасмурное, с проблесками солнца, и наконец, ясно-голубое. И дирижер - #Гатти. В общем, #Маттеи там был очень на месте.
#Нетребко верно везде говорит, что она - не Татьяна никакая. Здесь это особенно было видно в 1-м акте. Даже дело не возрасте (Татьяне - 17!), а в характере. Меланхоличный образ юной девушки нашей Ане не по темпераменту.
Сложно иностранцам петь русские партии. Фонетический аппарат другой. Хотя Маттеи произносил все очень четко и ясно, но интонации не было, а это уже полдела загублено. В вокале интонация ведь очень важна. Фразы получались бессмысленными. И голос, как мне показалось, для Онегина слишком заглублен, нет в нем лирики, полета, красоты. Басовито так звучит.
Много надежд было на Алексея Долгова-Ленского. много раз слышала его в Музыкальном Немировича-Данченко театре, был хорош. Но здесь - что-то пошло не так. Не Ленский. Романизма - никакого нет и в помине. Про голос скажу отдельно.
Ольга (Максимова) - тоже не особо удалась, остальные пели очень средненько, чтобы не сказать большего. Постановка - дежурная (хорошо, хоть медведей не было и балалаек!), скучно-классическая. Но и на том спасибо, никаких несообразностей. Очень понравился танец (самая лучшая сцена оперы!) в начале спектакля под хор Уж как по мосту-мосточку. Танцевали не русское, не лубок, который всегда получается неубедительно, а очень стильно поставленный танец, в духе народных гуляний, но одновременно и классически-современно-балетный. Ну как у Баланчина танцуют. Станцевали просто на отлично. Яркая, запоминающаяся сцена, хотя к истории никакого отношения не имеющая.
Первый же ансамбль выявил какие-то проблемы со #звукотрансляцией. Было ощущение, что Ольга поет тебе в одно ухо, а Татьяна - в другое. Мы решили, что это в кино напортачили, но потом оказалось, что это трансляция такая. Впервые, сколько хожу на кинотрансляции, такое услышала. Все было криво, баланса никакого, дирижер не мог никак вступить вовремя, хор не совпадал с оркестром, солисты с хором и т.д. И все невообразимо громко. Интимный дуэт "Враги", когда люди размышляют перед смертью, проорали так, что только держись. Так же преувеличенно громко звучала ария Ленского Что день грядущий мне готовит. Сломались мы с мужем после второго перерыва (это же надо, Онегина, короткую оперу,с двумя антрактами играть!). Потом дослушивала дома третий акт, и не пожалела нисколько, что ушли. Скука, даже последнюю, такую драматически-любовную сцену сумели запороть! Предыдущий спектакль Мета - с той же Нетребко и Квеченем (Онегин) был много лучше. Но там за пультом стоял #Гергиев, а это дорого стоит. У него с балансом все было нормально, да и артисты его слушали. А здесь никому неизвестный дядя, не понимающий, что он играет. Видно у Мета и впрямь денег нет. Раньше - что ни дирижер, то звезда. В общем, такие трансляции отбивают охоту на них ходить.
любимый досуг

Большой театр сегодня

Пришло время поделиться впечатлениями от визитов в Большой театр в прошлом уже году. В театре я не была несколько десятилетий, поэтому интересно было посмотреть, во что же он превратился. Внешний вид его меня потрясает каждый раз, настолько он дивно вписан в местность. Такой красоты уж точно нигде нет. Как-то оперные театры - то новые, а то стоят бочком, стыдливо как-то (как Венская опера, например), то слишком просто и скучно. Наш - как король, или как дивный бриллиант, красуется посреди просторной площади, ничем не стесняемый, не заслоняемый. Площадь точно соразмерна театру. Тоже редкость.
Споры, а вернее свары после реставрации тоже будили любопытство - а что же там внутри? Оказалось, ничего особенного. Ну, конечно это - не то, что было до реставрации. Но ведь и Кремль - не тот, да и Колизей, да и все другое. Мне как историку очень жаль старины, на Кремль до сих пор смотрю с ужасом. Большой как-то был прогнозируем - то, что золота и красного много, что мебель - не та, люстры и ковры... Все какое-то ненастоящее. Наверное, время такое. Зато лифты появились, в ложах нет неудобных мест, раньше ведь стоять приходилось тем, кто во втором ряду, туалетных комнат много. Очень хорошо сделали входы в театр - с бумажными и электронными билетами по отдельности. В итоге - нет толпы у входа, как в других театрах мира, все входят спокойно, те, кто по электронке - с Петровки, кто с бумажными - с фасада. поймала себя на мысли, что как раньше - поход в Большой - это был прежде всего поход в Большой, а потом уже на спектакль, на концерт, на встречу с любимыми артистами; так все и осталось. Наверное так и останется. Это по-прежнему совершенно закрытая структура, начиная с продажи билетов, заканчивая составом спектакля. Ничего узнать невозможно - ни когда начало продажи билетов на интересующий спектакль, ни кто поет (если это звезды особенно). Но для Большого - электронная продажа билетов - это такой рывок вперед! Хотя все же на некоторые спектакли их просто сразу нет в продаже. На гастроли Ла Скала, например, что меня сильно удивило. Ну нет там ничего интересного давно, в Ла Скала, только история одна. И гастроли это блестяще подтвердили. Ни артистов, ни постановок. Это о силе брэнда.
Первый визит был на благотворительный концерт Дмитрия Хворостовского. Собрались певцы мирового уровня, пели не сказать чтобы блестяще, но хорошо, а Ильдар Абдразаков - так очень хорошо. Но главное было не то, как пели, хотя могли бы и лучше, а то, что певцы такого уровня возвратились в родные пенаты. Ну и тогда же, летом, объявили, что в текущем сезоне и Хворостовский, и Абдразаков, и Нетребко будут участвовать в спектаклях. Это еще больше заинтриговало. Будет ли у нас, наконец, опера мирового уровня? Ну хотя бы в первой десятке оперных театров мира? как хотелось бы слышать их всех не только на DVD или ТВ! На Нетребко мы сразу поняли, что не попасть, если не можешь заплатить несколько десятков тыс. рублей). Хотя как и в случае с Хворостовским (в компании с Герзмавой, Абдразаковым и Губановой, просто блестяще открывшей в этом году сезон в Мет Брангеной в Тристане), спектакли, в которых они споют, были неизвестны. из какого-то форума узнала, что звездный букет предполагается 7 и 10 декабря и купила билеты на свой страх и риск. Попала в точку, к счастью: как только Большой вывесил состав артистов, билеты исчезли мгновенно.
Дон Карлос сразил с первых нот хором и постановкой в своих лучших традициях. Пиано первого хора просто шелестело, как нежный ветерок, а постановка была, к счастью, исторической. После всех европейских изысков, обязательного переноса спектакля в современную эпоху, малопонятных декораций и дегероизации героев, наш спектакль показался просто милым, с детства знакомым, теплым действом. Огромная сцена была заполнена толпой людей, декорации не пугали, а взаимодействовали с музыкой и вокалистами, помогали, а не мешали спектаклю. Выход королевской четы потрясал великолепием, монаршим видом героев (Абдразаков и Герзмава). Видно было, что король с королевой - и и оперные звезды мирового уровня. Не вписывался в эту красоту только сам Дон Карлос - греческий артист совершенно другого калибра, чем первые два. Герой из него не вышел, уж точно, да и пел очень средненько - слишком громко игравший оркестр был явно ему великоват. Кстати, оркестр, бывший всегда лейблом, сильно разочаровал. То ли дирижерша - жена директора Мета, то ли сами артисты - на знаю, кто виноват, но играли очень неинтересно и слишком громко. Пиано Абдразакова слышно всегда и везде, такого оно качества. Здесь оркестр ему сильно мешал петь, это было видно. Ария Филиппа ведь его конек, он по всем театрам мира ее исполняет и везде получает овации. Пел просто великолепно. Играл еще лучше. Герзмава, которую не слышала лет пять, да и слышала у нее дома, в Музыкальном, который все же небольшой театр, пела много лучше того, что я себе могла представить. Замечательный теплый и живой звук, серебристые верха, ну и врожденный артистизм - и красота - тоже. Губанова не так хороша, как в Тристане, но в целом понравилась. Так что первые опыты были неплохими. Да, еще очень невыразительно играл оркестр. То ли состав не хорош, то ли дирижер (жена великого Питера Гелба, однако! - кто не в курсе, директора Метрополитен-оперы) не справлялась. Но дирижер-дирижером, однако знаменитое соло на виолончели перед арией Филиппа ведь не по ее вине не прозвучало. В общем, Большой потихоньку выруливает под мудрым управлением Урина. Будем ждать новых премьер с хорошими певцами. Большому кораблю - большое плавание! Такому театру родных певцов мало, надо сторонних приглашать, как в крупных операх мира.